Богоявление

К Р Е Щ Е Н И Е   Г О С П О Д Н Е

Что для нас теперь вода? Одно из необходимых удобств жизни, доступное, механизированное, дешевое. Открыли кран, и вот она бежит... Но для того, чтобы понять, почему тысячелетиями именно вода была одним из главных религиозных символов, нужно восстановить в себе утраченное нами почти без остатка чувство космоса. Ибо вода для древнего человека была не чем иным, как символом самой жизни и мира  — как жизни... И действительно: вода есть условие жизни. Можно долго не есть, но без воды человек умирает, и, следовательно, он есть существо жаждущее. Без воды невозможна чистота  — и, следовательно, она есть символ чистоты и очищения. Жизнь, чистота, но также красота, сила и мощь водной стихии, отражающей в себе, как бы впитывающей в себя бездонную синеву неба. Вот то ощущение или переживание воды, что поставило ее в центр религиозных представлений человека.

Войдите в храм в канун Крещения, когда совершается великое водоосвящение, вслушайтесь в слова молитв и песнопений, всмотритесь в обряды, и вы почувствуете, что здесь не один древний чин, а нечто, говорящее и теперь, как тысячу лет назад, о нашей жизни, о нашей жажде, о нашей вечной и неизбывной тоске по очищению, возрождению, обновлению.

Радость праздника Крещения — в космическом переживании мира, в вере, что всё и всегда можно вымыть, очистить, обновить, возродить, что, как бы ни была загрязнена и замутнена наша жизнь, в какое бы болото мы ни превращали ее, возможен этот очищающий поток воды живой, ибо не умерла и не может умереть в человеке жажда неба, добра, совершенства, красоты, жажда, которая одна по-настоящему и делает его человеком. «Велий еси, Господи, и чудны дела Твоя и ни едино же слово довольно будет к пению чудес Твоих...»

Кто сказал, что христианство уныло, загробно, печально, что оно уводит человека от жизни и принижает его? Посмотрите, каким светом и радостью сияют лица людей, когда гремит ликующий псалом «Глас Господень на водах», когда священник кропит освященной водой храм и летят, как бы по всему миру, эти сверкающие брызги, и мир снова становится возможностью, обещанием, материей таинственного чуда претворения и преображения.

Сам Бог в образе человека вошел в эту воду, соединил Себя не только с человеком, но и со всей материей, всю ее сделал светлой и светоносной, всю  — направленной к жизни и к радости. Всего этого нельзя ни пережить, ни почувствовать без покаяния, без того, что является глубокой переменой сознания, без обращения ума и сердца, без способности вдруг всё увидеть в новом свете. Именно такое покаяние проповедовал Иоанн, и оно сделало возможным увидеть и с любовью принять в образе Иисуса, идущего к Иордану, Самого Бога, от века возлюбившего человека и весь мир сделавшего для него образом Своей любви, вечности, радости.

«Явился Иоанн, крестя в пустыне и проповедуя крещение покаяния для прощения грехов. И выходили к нему вся страна Иудейская и иерусалимляне, и крестились от него все в реке Иордане, исповедуя грехи свои, Иоанн же носил одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, и ел акриды и дикий мед. И проповедовал, говоря: идет за мною Сильнейший меня, у Которого я недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его. Я крестил вас водою, а Он будет крестить вас Духом Святым. И было в те дни, пришел Иисус из Назарета Галилейского и крестился от Иоанна в Иордане. И когда выходил из воды, тотчас увидел Иоанн разверзающиеся небеса и Духа, как голубя, сходящего на Него. И глас был с небес: Ты Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение», — пишет евангелист Марк.

Таким образом, Иоанн не только призывал к раскаянию, но еще и утверждал, что его проповедь есть приготовление к пришествию кого-то другого, Сильнейшего. Того, кто будет крестить не просто водою, а таинственно, Духом Святым. И вот этот Сильнейший, как назвал его Иоанн, приходит и Сам крестится от Иоанна, и в это время голос Бога Отца и сошествие Святого Духа удостоверяет правду пророчества Иоанна: да, это Тот Самый, Чье пришествие я вам возвещал...

Почему же захотел, почему потребовал от Иоанна крещения Иисус Сын Божий, пришедший в мир исцелить грех своей безгрешностью, приобщить человека к божественной жизни?

Вот ответ Церкви: принимая крещение Иоанново, Христос отождествляет себя со всеми людьми, всеми – без единого исключения – грешниками, нуждающимися в прощении, спасении, возрождении. Отождествляет себя со всеми и с каждым из нас. Он соединяется с грешным человечеством, чтобы всей Своей жизнью и всей Своей смертью победить этот человеческий грех, и с Собою совоскресить всякого человека.

Все это свидетельствует о том, что Христос хочет спасти нас любовью и только любовью, а любовь – это всегда и прежде всего соединение с тем, кого любишь. Как сказано у пророка Исаии: «Он взял на себя наши немощи, понес наши болезни, и раною Его мы исцелились...».

Но есть и второй смысл, еще более глубокий, еще более радостный в крещении нашего Господа и Спасителя в струях иорданских. Мир оторвался от Бога, забыл Его, перестал видеть Его и погрузился в грех, темноту и смерть. Но Бог не забыл мира и возвращает его нам, сияющий звездной славой и первозданною красой. В этом мире все, включая саму материю, самое вещество его, становится снова путем к Богу, общением с Ним, возрастанием в этой живой и вечной жизни.

В этот день открылась людям полнота истины о том, что Бог един в трех Божественных Личностях (Ипостасях), поэтому праздник имеет другое название – Богоявление.

Храм Димитрия Солунского

Календарь